Форум Библиотека Методики Статьи Программы Тесты Термины Психология в лицах Размещение информации Контакты

Поиск

Оглавление


Каптерев Петр Федорович

<p>Каптерев Петр Федорович (1849 &#8211; 1922) &#8211; российский педагог и психолог. Занимался проблемами детской и педагогической психологии, теории и истории педагогики.</p>

<p>Петр Федорович Каптерев родился в 1849 г. в семье сельского священника. Окончил историческое отделение Московской духовной академии (в 1872 г.). Многие годы преподавал психологию и педагогические дисциплины в разных учебных заведениях Петербурга, в частности на Фребелевских курсах. Длительное время служил по так называемому Мариинскому ведомству (управление, ведавшее в дореволюционной России некоторыми женскими учебно-воспитательными учреждениями). С середины 1870-х гг. статьи П. Ф. Каптерева стали систематически появляться в ряде педагогических и общественно-просветительских журналах. Тогда же выходит в свет его первая книга "Педагогическая психология для народных учителей, воспитателей и воспитательниц". С этой поры он начинает играть видную роль в Петербургском педагогическом обществе и в совете Фребелевского общества. Принимает деятельное участие в руководстве такими журналами, как "Воспитание и обучение", "Образование" и "Женское образование".</p>

<p>Далее масштабы его деятельности еще больше возрастают. Под его общей редакцией стала издаваться "Энциклопедия по семейному воспитанию и обучению" (за 10 лет вышло 59 брошюр, часть из которых написаны им самим). Он пишет книги, посвященные психологическому обоснованию дидактики, а также по вопросам истории педагогики: "Дидактические очерки", "Из истории души: Очерки по истории ума", "Новая русская педагогика, ее главные идеи, направления и деятели" и др. Особенно много он занимался вопросами семейной педагогики и совершенствования школы. Разрабатывая проблемы общего образования, П. Ф. Каптерев придавал важное значение общественно-нравственному развитию учащихся и вариативности образования применительно к различиям между детьми.</p>

<p>То был период в жизни России &#8211; первые десятилетия после отмены крепостного права, &#8211; когда очень остро встали проблемы народного образования и распространения просвещения. В стране началось развитие различных форм общественной и культурной жизни, связанных, в частности, с подъемом внимания к педагогике и психологии. В русле этого ширящегося движения и развертывалась деятельность П. Ф. Каптерева. Он был одним из главных организаторов и участников Всероссийских съездов по семейному воспитанию, по педагогической психологии, по экспериментальной педагогике.</p>

<p>Из года в год в течение нескольких десятилетий он публиковал содержательные и яркие статьи по широкому кругу психолого-педагогических проблем. Здесь и соотношение биологического и социального; соотношение онтогенеза и филогенеза; психология народов; характерные психологические свойства женщин. Но больше всего статей &#8211; по психологии детства и психологии воспитания. П. Ф. Каптерев был одним из самых разносторонних и творческих отечественных педагогов психологического направления.</p>

<p>Петр Федорович был и собственно психологом, высоко профессиональным и глубоко преданным этой стороне своей деятельности. Он выступал не только как теоретик, прекрасно осведомленный в психологической литературе (он писал многочисленные рецензии на новые работы отечественных и зарубежных авторов, последних читал в подлиннике), но и как психолог-эмпирик, основывающий свои суждения на наблюдениях, на анализе жизненных фактов. Он составлял вопросники о детском развитии в помощь матерям, был зорким наблюдателем за становлением психических особенностей своих двух дочерей, изучал биографические данные о детстве выдающихся людей (детство и юность Жорж Санд, детские годы С. Т. Аксакова ), анализировал образы детей в художественной литературе (детские годы Обломова, детские типы в произведениях Ф.М.Достоевского ). Он был видным представителем эмпирической психологии в России.</p>

<p>После 1917 г. П. Ф. Каптерев заинтересованно обсуждал новые подходы к народному образованию, приветствуя демократизацию школы, но не во всем соглашаясь с новыми веяниями. Он считал, что при организации единой школы недостаточно представлены принципы дифференцирования образования по видам одаренности и призванию юношества. Его взгляды подвергались критике. В 1918 г. (уже на 70-м году жизни) он переезжает из Петербурга в Воронежскую губернию (г. Острогожск). В 1921 г. занимает должность профессора Воронежского университета. В своих последних публикациях "О педагогическом образовании" (1921), "Педагогика и политика" (1921) он исходил из того, что школа должна быть вне влияния политических партий и что воспитание должно основываться на общечеловеческих началах. Он умер в 1922 г., успев создать в Воронеже систему учебно-воспитательных учреждений для подготовки народного учителя.</p>

<p>П. Ф. Каптерев, вслед за К. Д. Ушинским, разрабатывал идеи педагогической антропологии, т. е. считал, что в основе педагогики должен быть комплекс наук о человеке, среди которых особо важная роль принадлежит психологии. Он был убежден, что первейшее требование к обучению и воспитанию детей, к "образовательному процессу" &#8211; это "сообразность его со свойствами детской натуры". Он не мыслил педагогики, которая не опиралась бы на психологию. Характерно, что в его наиболее крупных и, казалось бы, целиком педагогических трудах явно обнаруживается ведущая роль именно психологических установок. Так, в его книге "Педагогический процесс" одна из центральных глав называется "Педагогический процесс как усовершенствование личности"; в его главном труде по дидактике "Дидактические очерки" значительная часть книги имеет заглавие "Образовательный процесс &#8211; его психология". В предисловии к своей "Педагогической психологии" (3-е издание) П. Ф. Каптерев писал: "Мы полагаем, что педагогическая психология... это есть дисциплина, соединяющая педагогику с психологией, ведущая от психологии к педагогике". Заметим, что при таком определении почти все его педагогические сочинения могут быть отнесены к области педагогической психологии.</p>

<p>У нас речь пойдет о собственно психологических его работах, т. е. о нем как о детском психологе. Он стремился уловить специфику психологии детей на разных возрастных этапах, сравнивая в ряде работ детские особенности психики со свойствами более зрелых ее форм. Так, им было показано, что волю маленьких детей отличает то, что им почти неведома борьба мотивов. И воображение у детей качественно иное, чем в более зрелые годы: не следует преувеличивать, писал он, достоинства детского воображения. Но не отдельные психические процессы и функции были в центре внимания П. Ф. Каптерева. Они его интересовали лишь постольку, поскольку позволяли понимать поведение детей. У него был особый интерес к целостному поведению, к тем проявлениям личности ребенка, которые требуют педагогической коррекции, помощи взрослых.</p>

<p>Показательны темы его работ: о детских страхах, детской лжи, детской лени, об упрямстве, а также о детском послушании, детской подражательности, детских играх, детских радостях и печалях, о нравственном чувстве детей и др. В этом разнообразии тем выступает их общая направленность на анализ самой жизни, реальных детских проблем.</p>

<p>При этом П. Ф. Каптерев опирался на обширный эмпирический материал. Он был подлинным знатоком детства.</p>

<p>Предметом значительного числа его изысканий были возрастные особенности детей. Особенно много страниц в его работах посвящено раннему и дошкольному детству. Ему принадлежит, в частности, серия из таких четырех статей: о психическом развитии ребенка на первом году жизни, на втором, на третьем и на четвертом. В этих работах даются конкретные, основанные на жизненных фактах описания самых начальных периодов становления человека, с выделением главных моментов в его физическом и психическом росте.</p>

<p>Для ребенка первого полугодия столь велико значение сосания материнской груди, что он может быть назван сосущим существом &#8211; сосунком. Дальше главнейшим органом связи с внешним миром становится рука и первенствующим процессом восприятия оказывается осязание, дети буквально испытывают потребность в осязании, своего рода осязательный голод; так что во втором полугодии младенец может быть назван уже хватающим существом &#8211; хватунком. Самое замечательное, что происходит с ребенком на втором году, &#8211; это обретение возможности самостоятельно ходить; так что дитя второго года жизни &#8211; ходунок. Важнейшим приобретением третьего года жизни, глубоко влияющим на все дальнейшее развитие психики и личности ребенка, является овладение членораздельной речью; поэтому дитя на третьем году жизни может быть названо говорунком. Так каждая из начальных возрастных ступеней может быть обозначена, по П. Ф. Каптереву, одним выразительным словом, метой, указывающей на главное, что составляет специфику данного периода. Но, чем старше становится ребенок, тем все труднее выделить главную черту, отличающую именно данный период жизни. Уже на четвертом году такую основную, определяющую особенность указать не удается.</p>

<p>Вместе с тем несомненно, что каждый из последующих этапов созревания организма и психики отличают характерные психологические особенности. Каждый возраст, писал П.Ф. Каптерев, имеет свои главенствующие интересы и стремления, свои ценности и заботы и в соответствии с ними свои преобладающие радости и печали, сравнительно мало свойственные другим возрастам.</p>

<p>Он различал: такие свойства возрастных периодов, которые присущи только определенному возрасту, т. е. не сохраняются на последующих возрастных ступенях, заменяются другими ("отпадают", "как молочные зубы заменяются настоящими"); и такие свойства, которые не исчезают с новым возрастом, а лишь претерпевают некоторые изменения, укрепляясь или ослабевая. К свойствам первой категории относится, например, пугливость маленьких детей, когда новые предметы или явления, совершенно не опасные, могут вызывать у них чувство страха. Или такая особенность: дети до определенного возраста отличаются полным доверием ко всему, что им сообщают. Это чисто детские, временные свойства. Иные черты той же категории, отмечает П. Ф. Каптерев, характерны, например, для юношеского возраста: склонность к романтизму, особая значительность замыслов, необычайно преувеличенное представление о своих возможностях. И это &#8211; специфически возрастные особенности, которые обычно уходят с возрастом.</p>

<p>Но существуют, отмечает он, и такие черты детства, отрочества, юности, которые не исчезают по мере приближения к зрелости. Например, проявления логического мышления или сострадательность, присущие детям, могут с годами возрастать и полнее раскрываться, а некоторые особенности (например, правдивость) становятся менее выраженными. Он пояснял на примере юности: когда юноша обнаруживает свойственную его возрасту энергию, настойчивость, силу абстрактной мысли, скептицизм, то эти качества не исчезают с юностью: она минует, но способность отвлеченного мышления, критическое отношение к окружающему и энергия в преследовании своей цели сохраняются в большей или меньшей мере. И опять-таки одни такого рода свойства с годами усиливаются, а другие &#8211; ослабевают.</p>

<p>П. Ф. Каптерев подчеркивал, что знать и ценить надо не только те качества, которые сохраняются у растущего человека в дальнейшем, но и те &#8211; временные, преходящие, &#8211; которые отличают только отдельные жизненные периоды. Его возмущало, что иногда взрослые смеются над детским простодушием и доверчивостью, удивляются юношескому жару и увлечениям. Он указывал на несостоятельность взгляда на особенности именно детских возрастов как на нечто мешающее, что нужно скорее преодолеть, вытеснить.</p>

<p>В этой связи он обращал внимание на то, что нередко возрастные черты рассматриваются только как недостатки,. К последним могут относить, например, детскую подвижность, крикливость, расположенность к смеху, неспособность сосредоточить внимание, торопливость в суждениях, бесцеремонные заявления своих вкусов и желаний и прочее. Но такое понимание, отмечал он, глубоко ошибочно: не учитывается, что в определенную пору жизни черты детскости играют важную роль в развитии, и только после прохождения стадии детских свойств могут выработаться достоинства и возможности зрелого человека.</p>

<p>П. Ф. Каптерев не раз выступал против односторонности подходов к детству. Так, он отмечал, что детские годы считаются наиболее счастливыми в жизни человека, но это не вся истина &#8211; картина имеет и обратную сторону. Множество детских болезней угнетает детей, их организм так нежен и хрупок. Несвоевременное удовлетворение потребностей, недостаток развлечений, какое-нибудь ничтожное само по себе впечатление могут вызывать у ребенка раздражение и неприятное состояние. При этом самые разные его свойства &#8211; более благоприятные и менее благоприятные, а то и тормозящие развитие &#8211; выступают в единстве. По П. Ф. Каптереву, эпоха детства &#8211; это особая реальность, которую надо непредвзято изучать, с которой нельзя не считаться.</p>

<p>Он считал, что главные черты самого хода возрастного развития выглядят так: 1) непрерывное поступательное движение вперед, более прямолинейное, чем зигзагом; 2) это движение не одностороннее, а многостороннее: физическое и духовное, причем разные телесные органы и различные душевные деятельности входят в процесс развития не все сразу, а постепенно и развиваются не с одинаковой скоростью и энергией; 3) развитие может идти средним ходом, может ускоряться и замедляться в зависимости от самых разнообразных причин; 4) развитие может останавливаться и принимать болезненные формы.</p>

<p>Он решительно выступал против того, чтобы рассматривать годы возрастного развития лишь как подготовку к будущему, когда младшие возраста не ценятся сами по себе, и взрослые желают, чтобы их дети быстрее пережили эту пору жизни. Он неоднократно возвращался к мысли о достоинствах детства, о самоценности каждого его периода.</p>

<p>Ребенок, согласно П. Ф. Каптереву, несет с собой новизну, небывалые еще на свете сочетания психических свойств, предпосылки новых творческих возможностей. Он писал, что "отличительные свойства детей составляют ту одаренность, ту гениальность, малую частицу которой приносит с собой в мир каждый нормально рождающийся младенец". Он выступал против форм воспитания, не позволяющих свободно развернуться детской натуре, раскрыться всем свойствам возраста.</p>

<p>К необходимым предпосылкам педагогического подхода к детям наряду со знанием психологии возрастных особенностей П. Ф. Каптерев относил и учет индивидуально-типических различий между детьми. Он подчеркивал, что как невозможна педагогика, которая не знает, что такое вообще дети, каковы их особенности по сравнению со взрослыми, так и невозможна педагогика, которая не знает детей в частности, тех детей, с которыми имеет дело.</p>

<p>Он был горячим поборником внимания к ребенку как к индивидуальности. Он указывал на наличие у каждого индивидуально своеобразных наследственных задатков и ставил вопрос так: что же такое ребенок &#8211; есть ли это бесформенный мягкий материал, из которого воспитатель может вылепить какую угодно фигуру, или же приходится говорить о расположенности детей к развитию в разной мере и небезразлично, в каком направлении? Понятно, что только вторая часть вопроса соответствовала его собственным представлениям. Он считал, что воспитание должно отвечать потребностям и свойствам конкретного ребенка.</p>

<p>Такой подход предполагает, по П. Ф. Каптереву, что педагог &#8211; это прежде всего наблюдатель, психолог, выясняющий особенности воспитываемой личности. При этом, указывал он, не следует упускать из виду, что существуют проявления черт более поверхностных, относительно легко изменяемых, и более глубоких, коренных.</p>

<p>Согласно П. Ф. Каптереву, отличие данного ребенка от других с наибольшей отчетливостью выступает тогда, когда у него обнаруживается какая-нибудь главная особенность. Например, бывают дети с преобладающей наклонностью изучать природу, готовые заниматься этим каждую свободную минуту; другие &#8211; выделяются своими способностями к математике, к языкам; бывают дети с особым настроем на сострадание к другим; некоторые дети проявляют необычную выдержку, твердость характера и т. п. Но не всегда наиболее характерные индивидуальные черты выступают с такой определенностью, нередки случаи, отмечал он, сочетания у ребенка нескольких как бы противостоящих друг другу свойств, например: умственной ограниченности, отчасти тупости, и вместе с тем упорства в умственной работе, а то и проблесков остроумия &#8211; тут уже труднее выявить главное, что отличает индивидуальность.</p>

<p>Он считал, что практическое влияние учителя и воспитателя встречает существенные ограничения именно в свойствах самого ребенка, которыми во многом определяются направление и темп его дальнейшего развития. "Если дитя родится с музыкальным талантом или расположением к живописи, если оно от природы туго на симпатические волнения или слишком податливо на всякие сторонние влияния, &#8211; писал он, &#8211; то сколько ни воздействуй воспитатель, ему будет чрезвычайно трудно отклонить дитя от того пути, к которому его влечет и по которому ему всего удобнее идти".</p>

<p>В понимании причин становления индивидуальности он не склонен был выдвигать на первый план роль воспитания и внешних факторов.</p>

<p>Петр Федорович подчеркивал, что каждый растущий человек уже от рождения несет в себе определенные предрасположения. Его развитие, устремления, характер деятельности имеют своей предпосылкой сочетание общечеловеческих и индивидуальных наследственных свойств. Это означает, что педагог не сможет реально оценивать свою роль и размеры своего влияния без действительного, конкретного знания того, с кем он имеет дело.</p>

<p>П. Ф. Каптерева очень занимала проблема различий между детьми по типам ума,. Конечно, типы, писал он, &#8211; нечто общее, но сравнительно с общечеловеческими душевными процессами они представляют собой нечто более частное и приближают педагога к детям. Он отмечал, что каждый учитель и воспитатель, волей-неволей, делит своих учеников на типы по успешности учения и по прилежанию, например: этот &#8211; из ленивых, этот &#8211; из способных, этот &#8211; средний ученик и т. д. Но такие типы, не имеющие научного значения, недостаточны, и он указывал, что нужно помочь в этом деле педагогу и специально заняться изучением "типов души" (выражение П. Ф. Каптерева). Он не раз возвращался к обсуждению этой проблемы &#8211; о типах, разновидностях детского ума и характера. Он подверг обстоятельному критическому разбору некоторые из наиболее известных в то время типологий (П. Ф. Лесгафта, А. С. Вирениуса, Т. Рибо и других). Свою задачу он определял так: не строить теоретические схемы типов, а обобщать то, что дают факты.</p>

<p>В некоторых работах (особенно в ) он писал о том, что развитие ума с возрастом, главные перемены в нем и существенные отличия одного детского ума от другого во многом определяются преобладанием того или другого органа внешних чувств, количеством доставляемого им сознанию материала. Отсюда умственные типы: зрительный, слуховой, двигательный. Он предлагал и такое различение детских типов ума: чувственный и интеллектуальный. Считал, что нужно заботиться о том, чтобы растущий человек мог с достаточной полнотой сохранять и развивать в себе основные свойства человеческой души, не замыкаясь в пределах своего типа.</p>

<p>П. Ф. Каптерев отмечал, что большое богатство фактических материалов об индивидуально-типических различиях детей содержится в автобиографиях и биографиях знаменитых людей,. На такого рода данные он часто ссылался. Но больше всего он опирался на опыт педагогов, воспитателей. А этот опыт, как и сведения о детстве выдающихся людей, по убеждению П. Ф. Каптерева, показывал, что не следует пытаться создавать и переделывать психологические особенности ребенка. Но можно и нужно стремиться усовершенствовать индивидуальные особенности. Усовершенствование, писал он, предполагает развитие ценных свойств и подавление, заглушение ими недостатков, причем слабые, но ценные свойства усиленно культивируются.</p>

<p>Таким образом, П. Ф. Каптерев был против муштры и штампов казенного воспитания. Вместе с тем его позиция, хотя и близка к установкам "свободного воспитания", но существенно отличается от них. Он придавал важное значение роли педагогов и применяемых ими методов. Был последователем К. Д. Ушинского не только в признании того, что педагогика должна основываться на естественнонаучных знаниях о ребенке, но и воспринял его идею о воспитательном значении таких факторов, как созданные народом формы культуры (язык, религия, право, искусство и др. ), от которых не может не зависеть становление индивидуума.</p>

<p>Внимание к индивидуальным и типическим различиям, уважение к индивидуальности ребенка во многом объясняют тот особый интерес, с которым П. Ф. Каптерев относился к проблеме одаренных детей. Так, у него есть специальная статья с необычным и несколько вызывающим заглавием &#8211; "Аристократия ума в школе и в жизни". В ней он писал об исключительных по своим умственным и духовным возможностям детях. Об их значении для общества и об их судьбе. Он обосновывал взгляд, согласно которому и нравственная обязанность, и материальные расчеты требуют, чтобы каждый народ не упускал из виду свои возможные таланты. Он указывал, что народ силен ныне не числом, не мускулами, а умом, талантами, и нельзя допускать, чтобы не устранялись препятствия на пути их развития, чтобы они оказывались неиспользованными, погибали от нерадения.</p>

<p>Петр Федорович задается вопросом, что же нужно сделать, чтобы для талантов создавалась благоприятная почва, чтобы они росли, множились? Свой ответ он начинает с указания на значение бытовых, гигиенических условий развития детей. Он отводит довод о том, что многие таланты жили в трудных материальных условиях, имели горький жизненный опыт: это так, но нужно доказать, что они развивались благодаря, а не вопреки этому, &#8211; кто знает, сколько талантов погибло от нищеты, от заболеваний, которых могло бы не быть? Другое, считает он, о чем нужно заботиться: чтобы такие дети проходили учебный курс в хорошей школе, где педагог мог бы подметить проявления необычных способностей. Он исходил из того, что образование необходимо талантам: примеры различных самоучек и изобретателей, открывающих иногда по незнанию давно открытое, показывают, как бесполезно могут растрачиваться силы при отсутствии нужного общего развития и специальной подготовки. Он указывал, что полагаться только на природу нельзя: драгоценный камень требует обработки, того же требует и талант.</p>

<p>Конечно, ученики всех уровней способностей, писал он, нуждаются в хорошей школе, но тем, кто превосходит сверстников, требуется и дополнительная нагрузка. По образному выражению П. Ф. Каптерева, та порция умственной пищи, которая отводится им наравне со всеми, их не удовлетворяет, они остаются голодными. Он призывал педагогов не упускать таких учеников и учениц, подмечать их выдающиеся способности и давать им нужные упражнения.</p>

<p>Согласно П. Ф. Каптереву, наиболее серьезный недостаток общеобразовательной школы &#8211; в ее однообразии, неготовности приспособиться к разным способностям детей. Нередко обнаруживается, отмечал он, что ученик, одаренный к тому или иному роду занятий, глубоко интересующийся определенными учебными предметами, не интересуется другими и бывает к ним мало способен. Он указывал, что современная школа всех детей равняет, и понятно, что различные таланты в такой атмосфере должны задыхаться: подневольные и не соответствующие способностям занятия могут становиться тормозом развития.</p>

<p>При этом П. Ф. Каптерев привлекал внимание к тому, что следует отличать признаки умственной одаренности от проявлений ускоренного умственного роста под воздействием чрезмерного старания некоторых родителей и воспитателей. Встречаются семьи, где без чувства меры начинают учить ребенка как можно раньше и пытаются давать ему как можно больше; результатом этого бывает умственная скороспелость, часто связанная с поверхностностью суждений, но создающая видимость особых способностей. Выявление же подлинных детских талантов, подчеркивал он, требует знания самой индивидуальности ребенка.</p>

<p>Но как позаботиться о незаурядном ученике в многолюдном классе, где во внимании педагога нуждаются и другие категории учеников? Выход из этого положения П. Ф. Каптерев видит только один &#8211; в какой-то мере руководить самообразованием самых способных!</p>

<p>Следует обратить внимание на то, что П. Ф. Каптерев придавал важнейшее значение саморазвитию и самовоспитанию.</p>

<p>Он рассуждал так: "Масса, большинство человечества не получает никакого ни воспитания, ни образования, так называемых, и ограничивается самообразованием; из получающих образование большинство довольствуется элементарным, нередко довольно плохо поставленным, а затем во всем прочем прибегает к тому же самообразованию; многие, получающие среднее и даже высшее образование, получают его не соответствующе их природным способностям и расположениям, так что быстро теряют приобретенное, действуя в жизни по данным самообразования; наконец, образовательный период оканчивается довольно рано, а жизнь сравнительно долга; в школе всему нужному выучиться нельзя, а потому по пословице: "век живи, век и учись", т. е. самообразуйся, не рассчитывай на, так называемые, воспитание и образование".</p>

<p>Он даже приходил к выводу, согласно которому то, что обыкновенно называют воспитанием и образованием, в действительности представляет собой по преимуществу самообразование. Свою точку зрения он обосновывал пониманием "души" как своеобразного организма: уже физический организм осуществляет собственную активность &#8211; не просто воспринимает, вбирает те или иные воздействия, но и по-своему перерабатывает, каждый раз что-то предпочитает, к чему-то тянется, от чего-то отказывается. П. Ф. Каптерев указывал на то, что это самодеятельное начало в психических проявлениях, в поведении очень заметно у детей с раннего возраста. Так, дошкольное детство, т. е. период пребывания ребенка в семье, считается временем наибольшего влияния воспитания. Однако родители часто не могут во всем руководить детьми, те не хотят слушаться &#8211; сами выбирают игры, товарищей, могут начать увлекаться совсем не теми занятиями, которые намечались для них. Родительские уроки и внушения охотно принимаются только в той части, которая соответствует склонностям ребенка, а в других случаях &#8211; они могут вызывать сопротивление, от них уклоняются. Бесчисленные факты, считает П. Ф. Каптерев, показывают, что дитя самого себя воспитывает, упражняясь на свободно подбираемом материале, оно нуждается в этом и противится тем воздействиям и влияниям, которые не соответствуют его потребности в самообразовании и самовоспитании. Ребенок совершенно неосознанно из всего окружающего выбирает то, что ему нравится, что отвечает его индивидуально-природным особенностям, т. е. невольно становится на путь саморазвития и самовоспитания.</p>

<p>С переходом ребенка в школу самовоспитание вытесняется, затрудняется, но остается насущной потребностью. Ученикам приходится усваивать положенные предметы и подчиняться общей дисциплине, но в этих условиях они часто стараются учить и подчиняться как можно меньше, зато от товарищей, из книг, из живых наблюдений, получают очень многое, свободно выбирая то, что по душе, т. е. отдавая время, в сущности, самовоспитанию. Нередко способные школьники плохо учатся по обязательной программе и прекрасно занимаются тем, что наиболее соответствует их способностям, для них главные предметы могут превращаться во второстепенные, и наоборот. Из тех же учеников, замечает П. Ф. Каптерев, которые только то и делают, что учатся, справляясь со всеми предметами одинаково, позднее редко выходят значительные и яркие деятели. Такие деятели чаще выходят из рядов тех, у кого в школьные годы были свои излюбленные занятия, которые воспитывали и образовывали себя сами.</p>

<p>Как учителя, так и родители, пишет П. Ф. Каптерев, приступают к каждому воспитываемому со своими правилами, методами, а личное своеобразие ребенка не укладывается в общие схемы, и растущий человек ищет собственные пути и средства для развития. Стремление ребенка к самообразованию лежит в самой его природе, обусловливается самой его сущностью.</p>

<p>По П. Ф. Каптереву, в детстве и отрочестве саморазвитие происходит непреднамеренно, как удовлетворение непосредственной потребности здорового ума; в последующих возрастах у многих &#8211; уже сознательно и разумно. Но хочет или не хочет этого растущий человек, пишет он, процесс саморазвития будет совершаться в нем. Этот процесс не сводится к неопределенному стремлению к знаниям. Самообразование и самовоспитание по мере взросления ребенка обычно обретают совершенно определенную направленность: они отвечают на те вопросы, которые ставит усложняющаяся жизнь, жизненная борьба, получаемые впечатления.</p>

<p>Таким образом, П. Ф. Каптерев развивал новую, непривычную точку зрения на соотношение между самообразованием и образованием. Обыкновенно считалось, что главное для детей, достигших школьного возраста, &#8211; это занятия в учебных заведениях, получение там знаний и умений по определенной программе; самообразование же &#8211; что-то добавочное, чего может и не быть. В действительности же, согласно его представлениям, главным является самообразование, а вспомогательным &#8211; образование. Другими словами, не школьные программы &#8211; основа общего развития и подготовки к жизни, а наоборот, самообразование и саморазвитие &#8211; это основа школы, и последняя так и должна быть ориентирована.</p>

<p>Петр Федорович предлагал определенную систему мер, чтобы учебные заведения соответствовали бы подлинной роли саморазвития и самовоспитания детей. Так, число обязательных учебных курсов должно быть минимальным, а не максимальным; необходима возможность выбора между самыми разными сочетаниями учебных предметов, с тем чтобы каждый своеобразный ум мог найти в них подходящие упражнения для своего саморазвития. При этом у учащихся должен быть постоянный досуг для самостоятельных занятий полюбившимися предметами. Он считал положительным моментом в жизни школ использование игр в учебном процессе.</p>

<p>По П. Ф. Каптереву, задача педагога &#8211; учитывать индивидуальные различия в темпе и уровне саморазвития, именно в этом должен заключаться педагогический подход к детям. Он считал, как уже отмечалось, что реальный путь к индивидуализации обучения &#8211; через поддержку самообразования учеников.</p>

<p>Общий пафос работ П. Ф. Каптерева &#8211; подчеркивание им того, что основой педагогики должны быть психологические знания о детях, об их возрастных и индивидуальных особенностях, &#8211; вряд ли мог вызывать возражения. Но его установка на изучение жизненного поведения детей, т. е. трудностей и драм возрастного развития, равно как и его представления о значении индивидуально-наследственных предпосылок развития, о роли саморазвития и самовоспитания, о необходимости особого внимания к одаренным детям, весьма сильно отличались от тех установок, которые получили преимущественное признание, стали господствующими в отечественной детской психологии. Психологические труды П. Ф. Каптерева оказались невостребованными в идейной атмосфере советских лет, о них не вспоминали.</p>

<p>Его психологические сочинения ни разу не переиздавались и не могли стать предметом дискуссий и критики, они как бы не существовали: оказались выключенными из хода развития психолого-педагогических идей.</p>

<p>Его собственно психологические работы &#8211; брошюры и многие журнальные публикации (их неполный список приведен в конце настоящей статьи) &#8211; во многом актуальны и поныне. Они существенно обогащают психологию детства и могут помочь по-новому взглянуть на некоторые стороны поведения и психического развития ребенка. Следует признать, что П. Ф. Каптерев &#8211; крупный психолог, который заслуживает памяти и внимания.</p>

<p><i><div align="right">Лейтес Н.С. HYPERLINK "file:///F:\\psy\\vp\\ISSUES\\1998\\984\\984084.htm" 

П.Ф. Каптерев как психолог детства (К 150-летию со дня рождения) // Вопросы психологии № 4, 1998,

 с.84. </div></i></p>

 

Разработка - компания Мегаинфо