Форум Библиотека Методики Статьи Программы Тесты Термины Психология в лицах Размещение информации Контакты

Поиск

Оглавление


Нечаев Александр Петрович

Нечаев Александр Петрович ~

Нечаев Александр Петрович (24.10.(5.10.) 1870, Санкт-Петербург, Россия – 6.09.1946, Семипалатинск, Казахстан, СССР) – советский психолог, педагог.

Родился в семье инспектора духовной семинарии. Среднее образование получил в духовной семинарии, где у него возник интерес к философии. В 1890 г. он поступил на философское отделение историко-филологического факультета Петербургского университета. Еще в студенческие годы он опубликовал философскую поэму "Пир (Опыт поэтического изложения философии Платона) ". По окончании университета в 1894 г. он был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию. В 1897 г. А.П.Нечаев получил степень магистра философии и был зачислен в состав приват-доцентов Петербургского университета.

Начал он свою педагогическую деятельность чтением лекций по истории немецкой психологии первой половины XIX в. В 1898 г. он был направлен на стажировку в Германию. А.П.Нечаев работал в лаборатории В.Вундта в Лейпциге, в лаборатории Г.Э. Мюллера в Геттингене, в лаборатории Э.Крепелина в Гейдельберге, знакомился с работой лаборатории Э. Меймана в Цюрихе, с лабораторией А. Бине в Париже. Период стажировки определил направление исследовательской деятельности А.П.Нечаева. Он твердо решил посвятить себя экспериментальному изучению детского развития, внедрению эксперимента в педагогическую психологию. Это решение привело его к конфликту с А.И.Введенским HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_1._Введенский_А.И.#_1._Введенский_А.И." HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_2._Нечаев_А.П.#_2._Нечаев_А.П." А.П.Нечаев покинул Петербургский университет и развернул разнообразную научную деятельность в Педагогическом музее военно-учебных заведений в Соляном городке (в Петербурге). Осенью 1899 г. в ряде петербургских учебных заведений он организовал изучение особенностей развития памяти в школьном возрасте. Результаты этого исследования были доложены им на Четвертом международном психологическом конгрессе в Париже в августе 1900 г., а затем опубликованы в том же году в "Журнале психологии и физиологии органов чувств", издававшемся Г.Эббингаузом. Доклад А.П.Нечаева вызвал большой интерес, дал толчок ряду исследований в этом направлении.

Взаимоотношение психологии и педагогики, задачи психологического изучения школьников, особенности умственной работы учащихся, рациональная организация учебного дня, гигиенические требования к учебному процессу – эти и подобные вопросы стали предметом пристального внимания А.П. Нечаева. Для их решения он начал создавать первую в России лабораторию экспериментальной педагогической психологии при Педагогическом музее. 24 октября 1901 г. лаборатория была открыта. Она стала не только научно-исследовательским учреждением, но и научно-организационным центром. Здесь изучались процессы ассоциации и их характер в различные возрастные периоды, особенности внимания и памяти учащихся, развитие их интересов, скорость умственной работы и т.д. В 1904 г. при лаборатории были открыты первые в России педологические курсы, провозгласившие своей целью девиз К.Д. Ушинского об изучении человека как предмета воспитания. На курсах читались многочисленные циклы лекций, охватывающие разные стороны детской жизнедеятельности (анатомия, физиология, антропология, общая психология, психология ребенка, учение о характерах и др.). проводились занятия по технике психологического эксперимента и основам статистических методов. Для слушателей были организованы практические занятия. Доступ в лабораторию был открыт для всех желающих. Заведовал курсами А.П. Нечаев, а руководителями практических занятий были А.Ф.Лазурский, И.Р.Тарханов, А.А.Крогиус, А.Л. Щеглов и другие видные ученые.

Активные усилия прилагал А.П. Нечаев к тому, чтобы сделать результаты исследования доступными читающей публике, в том числе и иностранной. Его статьи регулярно появлялись в ведущих педагогических журналах:

"Вестник воспитания", "Русская школа", "Русский народный учитель". В "Вестнике психологии..." он редактировал отдел педагогической психологии, который в 1905 г. выделился в самостоятельный журнал "Книжки педагогической психологии" под его редакцией (совместно с Н.Е. Румянцевым). В 1908 г. под редакцией А.П. Нечаева и Н.Е. Румянцева стал издаваться "Ежегодник экспериментальной педагогики". Многие статьи А.П. Нечаева публиковались в зарубежных журналах. Для основанного в 1903 г. Э. Мейманом журнала "Архив общей психологии" он давал ежегодный обзор российских исследований по психологии. Он явился инициатором перевода на русский язык (а также в ряде случаев переводчиком и редактором) многих книг зарубежных ученых. В 1904 г. в Гессене состоялся первый конгресс по экспериментальной психологии. А.П. Нечаев принимал участие в его работе и дал о нем подробную информацию в "Вестнике психологии..." (1904. № 6). Принимал он участие и в последующих конгрессах – во Франкфурте-на-Майне (1908), Инсбруке (1910), Берлине (1912), Сиднее (1914).

А.П.Нечаев был деятельным участником многих российских съездов, где обсуждались вопросы изучения и воспитания детей. Он же явился инициатором созыва всероссийских съездов по педагогической психологии. Приглашения были разосланы и зарубежным ученым. Первый такой съезд состоялся в 1906 г. в Петербурге. Здесь же в 1909 г. состоялся второй съезд.

Начало XX в. характеризовалось повышенным интересом к изучению ребенка. На внедрение в него экспериментальных методов возлагались большие надежды, порой чрезмерные. Необходимость соединения психологии и педагогики в обучении и воспитании детей не вызывала сомнений и получила признание среди не только ученых, но и практиков. Однако весь вопрос состоял в том, какая психология нужна школе и каковы возможности эксперимента в познании ребенка. Эти проблемы стали основными на съездах по педагогической психологии. При их обсуждении разгорелась горячая дискуссия, разделившая российских психологов на долгие годы на два лагеря. Сторонники традиционной психологии (прежде всего Г.И. Челпанов) утверждали, что школе необходима прежде всего общая психология, знакомящая с законами психической деятельности, направленная на формирование мировоззренческих позиций. Они утверждали, что экспериментальная психология еще слишком несовершенна, что эксперимент в школе пока еще может служить лишь иллюстрацией какого-нибудь общего положения, но нет никакой необходимости возводить преподавание экспериментальной психологии в принцип, делать его обязательным. Сторонники экспериментальной психологии (и в первую очередь А.П.Нечаев) настаивали на признании подлинно научной только экспериментальной психологии, основывающейся на объективных методах, сближающих психологию с естественными науками.

В этих разногласиях проявились различные точки зрения на принципиально важные вопросы о путях дальнейшего развития психологической науки, о ее предмете и методах, о взаимоотношении с другими отраслями знания. Важное значение внедрения эксперимента в психологию признавалось всеми. Но в решении вопроса о границах применения эксперимента, об областях исследования, доступных эксперименту, о гарантиях научности выводов единодушия не было. Г.И. Челпанов настаивал на первостепенном значении общей, теоретической психологии, сводящей в систему отдельные фактические знания и ставящей те проблемы, на разрешение которых должны быть направлены усилия исследователей. Нельзя, по его мнению, теоретическую психологию противопоставлять экспериментальной. Последняя внесла бесспорное усовершенствование в психологическую науку, но не сняла с повестки дня ни одну из существующих проблем. Поэтому теоретическая психология должна предшествовать экспериментальной. Развиваться они должны в тесном контакте, иначе экспериментальная психология может выродиться просто в ремесленную технику. Сторонники экспериментального развития психологии во главу угла ставили накопление научно достоверных фактов, полученных с помощью объективных методов, в первую очередь эксперимента. Усилия ученых, считали они, должны быть сосредоточены на решении практических задач, а старая психология, ориентированная на решение философских проблем, основанная на самонаблюдении, носящая метафизический характер, должна стать достоянием истории.

В полемике противники утрировали спорные моменты, не замечая точек соприкосновения и разумных доводов в каждом из направлений. Сторонники экспериментального направления были более многочисленны и популярны. Они много сделали для организации разностороннего изучения ребенка и психологического обоснования педагогических проблем. Но недооценка значения теоретического обоснования при разработке практических проблем, тщательного анализа методов исследования и оценки их возможностей таила в себе опасность отхода от истины, что справедливо подчеркивалось сторонниками теоретического направления.

Еще более остро стоял вопрос о том, кто должен и может осуществлять экспериментальную работу по изучению детей. Г.И. Челпанов полагал, что ее должны осуществлять специалисты. Привлечение учителей к экспериментальной работе с детьми он считал недопустимым, поскольку она требует специальных знаний и высокой методической квалификации, которой у учителей нет. А.П. Нечаев и его многочисленные сторонники, напротив, приветствовали создание при школах психологических кабинетов и лабораторий, ставивших не только учебные, но и исследовательские цели, и поддерживали вовлечение в эту работу учителей.

В этой связи большую дискуссию вызывал вопрос о методах исследования, в частности об использовании тестов в школьной практике. Относительная простота процедуры, возможность обойтись без сложной аппаратуры, быстрое получение статистически значимого материала, удобство математической обработки и некоторые другие достоинства сулили этому методу большое будущее, вселяя надежду на эффективное решение насущных практических задач.

Такая оценка метода тестов вызывала протест со стороны "теоретиков", подчеркивавших мнимую легкость экспериментальной работы в области психологии, сугубо научное значение тестов. Широчайшее применение тестов в 20-е – начале 30-х гг. без должного подхода к их содержанию и процедуре использования, без тщательного сопоставления с результатами других способов исследования показало обоснованность опасений "теоретиков", привело к печальным последствиям. Однако лично к А.П. Нечаеву это не относится.

Большое внимание А.П. Нечаев, как и другие сторонники естественнонаучного, экспериментального направления развития психологической науки (В.М.Бехтерев, В.А.Вагнер, А.Ф.Лазурский, Н.Е.Румянцев и другие), уделял пропаганде психологических знаний среди учителей и других лиц, связанных с воспитанием и обучением. Издавалась многочисленная литература, организовывались летние педагогические курсы, общества по изучению детей и ознакомлению с методами экспериментальной работы. В 1907 г. в Петербурге при деятельном участии А.П. Нечаева была создана Педагогическая академия, ставившая целью подготовку высококвалифицированных педагогов, организаторов внешкольного просвещения, директоров учебных заведений, школьных врачей. Учебный курс включал педагогическую психологию, анатомию, физиологию, школьную гигиену и много других серьезных дисциплин. К преподаванию в академии А.П. Нечаев привлек крупнейших ученых, в частности И.П. Павлова, И.А. Бодуэна-де-Куртене, В.А.Вагнера и других. При Педагогической академии А.П. Нечаев создал экспериментальную школу (коммерческое училище). Помимо многочисленных публикаций в журналах, отражавших результаты его наблюдений и исследований, А.П. Нечаев написал "Очерк психологии для воспитателей и учителей" HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_5._Нечаев_А.П.#_5._Нечаев_А.П." методические указания для учителей средних учебных заведений, желающих преподавать психологию, учебник психологии для средних учебных заведений и самообразования, разработал набор простейших приборов для преподавателей психологии HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_10._Нечаев_А.П.,#_10._Нечаев_А.П.," Некоторые из его приборов демонстрировались на психологических выставках в России и за рубежом и были удостоены премий.

Энергичные усилия А.П. Нечаева и других сторонников экспериментального направления развития психологии получили широкий отклик как среди ученых разных специальностей, так и среди педагогов. Это выразилось, в частности, в том, что термин "педагогическая психология" был вытеснен термином "экспериментальная педагогика". Съезды ученых, связанных с проблематикой изучения детей, организации их воспитания и обучения, разработкой методов психологического исследования и тому подобных вопросов, стали называться съездами по экспериментальной педагогике. Таких съездов состоялось в дореволюционной России три—в 1910, 1913 и 1916 гг. в Петербурге.

В 1910 г. в Петербурге по инициативе А.П.Нечаева было создано Общество экспериментальной педагогики, ставившее задачей организацию всестороннего изучения психофизиологической природы детей, условий детского развития и воспитания при помощи естественнонаучных методов, а также распространение сведений о закономерностях развития ребенка и психологических основах воспитания и обучения.

Широкая и разнообразная научная и организационная деятельность А.П. Нечаева принесла ему заслуженную популярность в России и за рубежом. Его труды переводятся на многие иностранные языки (немецкий, английский, польский, французский, чешский, венгерский, финский, литовский). Он был избран почетным членом ряда русских и иностранных научных обществ и учреждений, в частности Института имени Ж.-Ж. Руссо в Женеве (1914), Венгерского педологического общества (1912), Педологического отдела Антверпенского городского управления (1901) и др. По приглашению Британской ассоциации содействия научному прогрессу в 1914 г. А.П.Нечаев посетил Австралию и сделал в Сиднейском университете доклад об основах организации педагогической лаборатории, опираясь на свой опыт. Со многими деятелями мировой психологической науки (В.Вундт, Г.Эббингауз, Э.Мейман, В.Штерн и другие) А.П.Нечаев поддерживал личные контакты.

Научное и общественное движение за необходимость всестороннего изучения ребенка и построение учебно-воспитательного процесса на основе этого изучения возымело действие и на официальные круги. В 1916 г. при врачебно-санитарной части Министерства народного просвещения были открыты Школьно-гигиеническая лаборатория и постоянное совещание, главной задачей которых ставилось содействие научному разрешению педагогических вопросов путем точного исследования физического и психического развития учащихся. Предусматривалась работа по трем направлениям: физиологическому, психологическому и психопатологическому. Руководителем психологического отделения был назначен А.П. Нечаев.

Выполняя огромную научно-организационную работу, А.П. Нечаев вел и систематические научные исследования. Его научные интересы в дореволюционный период концентрировались на познании различных сторон психического развития ребенка.

Исходной позицией А.П. Нечаева в исследовательской деятельности было стремление к целостному познанию развивающейся личности. "Имея в виду воспитание личности, – писал он, – мы должны помнить, что личность прежде всего проявляется в связности и устойчивости психических переживаний. К этой-то связности и устойчивости мы прежде всего и должны стремиться в нашей педагогической практике. Мы должны способствовать установке определенной связи между чувствами человека, его знаниями и действиями". Такой подход был характерен и для других выдающихся психологов того времени (И.А. Сикорский, П.Ф. Каптерев, М.М.Рубинштейн и другие), благодаря чему в психолого-педагогической науке и общественном сознании утвердился идеал всесторонне развитой, гармонической личности.

Стремясь к усовершенствованию учебного процесса на основе знания психологии ребенка, А.П. Нечаев уделил внимание в первую очередь процессам умственной жизни школьника. Путь к познанию интеллектуальной сферы школьника (да и всей его духовной жизни) он видел в изучении интересов ребенка. "Понять господствующие интересы человека, уловить главнейшие направления его внимания, определить область наиболее и наименее доступных ему представлений, – считал А.П. Нечаев, – значит найти ключ к объяснению многого в его душевном мире. Особенную важность имеет изучение всех этих явлений в школьном возрасте. Влияние воспитателя и учителя бывает прочным только тогда, когда оно опирается на определенные свойства духовной природы учащихся. Поэтому, изучая интересы школьников, можно проложить путь к выработке наиболее совершенных планов школьного воспитания и к наилучшему пользованию планами существующими". В целях исследования детских интересов он изучал характер преобладающих ассоциаций у учащихся в возрасте от 11 до 18 лет, провел опрос учащихся о любимых видах чтения. Полученные данные позволили ему сделать обоснованные выводы о некоторых возрастных особенностях развития интересов в школьном возрасте и преимущественной направленности внимания в ходе школьного обучения.

интересов и внимания показало их тесную взаимосвязь с другими психическими процессами, в первую очередь с памятью. В своей лаборатории А.П. Нечаев на протяжении ряда лет проводил экспериментальное изучение мнемических процессов. Первоначально он поставил задачу проследить развитие разных видов памяти в школьном возрасте и определить влияние значения слов на их запоминание. Анализ результатов исследования и их сопоставление с данными, полученными другими исследователями, позволили А.П. Нечаеву обосновать ряд важных в научном и практическом отношении положений. Во-первых, он показал, что память совершенствуется в ходе возрастного развития; этот процесс несколько замедляется лишь перед наступлением периода половой зрелости. Он выявил также большое влияние значения слов на легкость запоминания. Было показано различие объема разных видов памяти. Выявились некоторые особенности в характере памяти мальчиков и девочек. Обнаружилась также определенная зависимость между развитием памяти и общим физическим развитием, в частности мускульной силой и емкостью легких. Предметом исследования А.П.Нечаева стал также вопрос о различии типов памяти и типов привычного заучивания. Результаты исследования убедили в том, что такое различие существует и оказывает заметное влияние на усвоение некоторых учебных предметов (особенно это касается изучения языков и рисования). Поэтому надо разграничивать понятия "тип памяти" и "форма привычного заучивания". Результаты исследования свидетельствуют о том, что в большинстве случаев форма привычного заучивания соответствует типу памяти данного человека. Но значителен и процент их несовпадения, нередко связанный с тем, что форма воспроизведения зависит от формы получения знания. Например, если запоминаемый материал получен в слуховой форме, то он легче воспроизводится в той же форме, даже у лиц со зрительным типом памяти. На основании результатов своих исследований А.П. Нечаев сделал практические педагогические выводы об организации обучения различным учебным предметам, в частности детально рассмотрел вопрос о дидактическом значении формы заучивания в ходе использования разных форм и методов изучения иностранных языков HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_4._Нечаев_А.П.#_4._Нечаев_А.П."

Памятуя о единстве психической жизни личности, А.П. Нечаев серьезное внимание уделил эмоциональной сфере HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_6._Нечаев_А.П.#_6._Нечаев_А.П." Он обосновал необходимость повседневной заботы педагога об эмоциональном состоянии воспитанников. Даже если ставится задача простого сообщения знаний, педагог не может пренебрегать эмоциональной стороной педагогического процесса, поскольку чувства, отражая качественные особенности внутреннего мира человека, являются надежным средством проникновения в этот внутренний мир, а без этого воспитательный процесс может оказаться бесплодным.

Особое внимание А.П. Нечаев уделял нравственным чувствам, их формированию и воспитанию. В психологической природе нравственных чувств он подчеркивал их связь с интеллектуальными процессами. Нравственному человеку, отмечал он, свойственны все признаки, характеризующие чувство как таковое (приятное – неприятное и т.д.). "Но все эти чувства, – по его мнению, – получают название нравственных только тогда, когда они соединяются с суждениями о нравственной ценности того или другого явления". Единство нравственного переживания и интеллекта находит выражение в понятии "совесть", рассматриваемом как осознание человеком своего нравственного долга. Другими словами, можно утверждать, что всякое чувство приобретает характер нравственного, если оно сопровождается проявлением совести.

Исходя из такого понимания природы нравственного чувства, А.П. Нечаев сделал два принципиально важных вывода. Поскольку нравственное чувство представляет собой одно из проявлений эмоциональной жизни, то для его развития и воспитания необходимо стимулировать переживание самых разнообразных оттенков чувств. Поэтому, заключал он, "одно из важных требований воспитания нравственного чувства – сделать человека способным к переживанию разнообразных эмоций, сделать его способным радоваться и страдать, волноваться и успокаиваться, надеяться, разочаровываться и удовлетворяться". Но воспитание нравственных чувств не может этим ограничиться. Формирование нравственного достоинства предполагает также способность человека к более или менее широким обобщениям, к оценке окружающего с нравственной точки зрения, к суждению о своих и чужих поступках, т.е. требует активной умственной деятельности. Отсюда следует, что "воспитание тонкого нравственного чувства требует и тонкого интеллектуального развития... Не может быть воспитания нравственного чувства, когда интеллект остается в пренебрежении". Однако это должно быть не формальное развитие рассудочной деятельности, а умение координировать одни переживания с другими, способность понимать соотношение различных впечатлений, оценивать их с точки зрения общей цели человеческой жизни. Формирование нравственных чувств начинается в раннем детстве и во многом зависит от нравственной атмосферы в семье, но для подлинного становления личности наиболее значительна работа самого человека над собой, сознательный выбор нравственных идеалов, характерный для юношеского возраста.

Руководствуясь принципом целостности личности, А.П. Нечаев определил и роль эстетических чувств как необходимого компонента высших человеческих чувств HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_7._Нечаев_А.П.#_7._Нечаев_А.П." Координация интеллектуальных и эмоциональных компонентов, по его мнению, легко может быть достигнута на почве эстетических впечатлений, поскольку между искусством и наукой существует психологическое родство. Произведение искусства, отмечал он, заключает в себе две стороны: оно является средством достижения эстетического наслаждения и вместе с тем имеет интеллектуальную сторону, обусловливающую большую или меньшую цельность и гармоничность отношения всех частей художественного произведения. Каждый художник в своем произведении непременно (сознательно или бессознательно) выражает какую-нибудь мысль или настроение, облеченное в художественную форму. Именно эта интеллектуальная сторона художественного произведения, с точки зрения А.П. Нечаева, имеет наибольшую педагогическую ценность. Она позволяет сделать эстетическое чувство средством не только эмоционального, но и общего психического развития, соединить эмоциональное и интеллектуальное совершенствование. Умственное образование, по его убеждению, только тогда достигает цели, когда дает возможность человеку свести свои мысли в стройную систему, понять окружающий мир в целом. Художественная форма, воздействуя на чувство и мысль одновременно, помогает схватить общие черты в частных явлениях. И в этом заключается важнейшая воспитательная роль искусства.

Не осталась вне поля внимания А.П.Нечаева и волевая сфера HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_9._Нечаев_А.П.#_9._Нечаев_А.П." HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_16._Нечаев_А.П.#_16._Нечаев_А.П." В волевом процессе он выделил два момента: сознание наличности какого-нибудь стремления и одобрения этого стремления, его соответствия представлениям и чувствам данного человека. Таким образом, волевое действие обусловлено интеллектуальным опытом и эмоциональным состоянием. Отсюда следует, что развитие воли необходимо координировать с развитием интеллектуальных и эмоциональных компонентов психики, т.е. руководить развитием личности в целом.

Все волевые действия можно подразделить на действия по внушению и действия по убеждению. В связи с этим встает вопрос: каково должно быть главное направление в воспитании воли? Следует ли стремиться сделать ребенка легко поддающимся внушению или воспитывать способность руководствоваться только своими убеждениями? Казалось бы, безусловно правильным является второе. Однако, как показал А.П.Нечаев, дело обстоит гораздо сложнее. Между внушением и убеждением существует сложная взаимосвязь, позволяющая поставить вопрос, не является ли убеждение результатом целого ряда предшествующих внушений. Поэтому нельзя строить воспитание только на принципах чистого убеждения, не прибегая к внушению. Весь вопрос в том, каково должно быть соотношение этих элементов. А.П.Нечаев считал правомерным провести аналогию между механическим и логическим запоминанием. Научные данные и житейская практика, отмечал он, свидетельствуют о том/что не может быть целесообразным только механическое или только логическое запоминание. Рациональное запоминание основывается на установлении логической связи между старым, закрепленным в памяти с помощью повторений, и новым. Аналогично этому должен строиться и процесс волевого воспитания, где внушение уподобляется механическому заучиванию, а убеждение – логическому запоминанию. Как при правильно поставленном обучении, так и при правильно организованном воспитании воли главным, по убеждению А.П. Нечаева, должна быть выработка у воспитанника стремления понять окружающий мир и самого себя.

Стремясь выяснить пути всестороннего развития личности, А.П. Нечаев много думал и о средствах этого развития. Важнейшее средство духовного развития он видел в родной речи. Поэтому он был внимателен к психологическим механизмам овладения речью, методам и средствам речевого развития. Как важнейшую педагогическую задачу он выдвинул научение чтению. При этом он подчеркнул важность правильного овладения чтением с самого начала, так как переучивать ребенка гораздо труднее, чем научить. Необходимо, чтобы первая же буква, усваиваемая ребенком, была предложена ему при таких обстоятельствах, которые заставили бы его обратить внимание на значение буквы как символа звука, входящего в состав определенного слова. Следующая ступень – помочь ребенку овладеть восприятием группы букв как символа целого слова. Психологический анализ процесса чтения убедил А.П. Нечаева в том, что в осмысленном чтении большую роль играет догадка. Поэтому и обучение чтению должно основываться на упражнениях по угадыванию, вызывающих процесс внутреннего внимания, стимулирующих ассоциативные связи. Этим самым устанавливается прямая зависимость успеха обучения от общего развития ребенка. При таком понимании задачи обучения грамоте, указывал он, учитель должен постоянно считаться с кругом представлений ребенка, господствующими у него интересами и запасом известных ему слов. Поэтому и руководства по обучению грамоте должны учитывать особенности детского контингента и быть приспособленными для различных детских групп. Принципы овладения грамотой, предложенные А.П.Нечаевым, сохраняют свою значимость до сих пор HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_12._Нечаев_А.П.#_12._Нечаев_А.П."

Оценивая в целом этап дореволюционной научной и организационной деятельности А.П.Нечаева, можно сказать, что он занимал достойное место в ряду наиболее значительных ученых, теоретическая и исследовательская деятельность которых позволила создать научные основы теории воспитания и обучения и убедить широкие круги педагогов в том, что познание законов детского развития является базой правильного построения системы образования.

В 1917 г. А.П.Нечаев стал директором Самарского педагогического института. С преобразованием его в 1918 г. в университет А.П.Нечаев дважды избирался его ректором (в 1918 и 1921 гг.). В 1921 г. он был избран профессором Московского государственного психоневрологического института, а в 1922 г. – его директором. На этом посту он оставался до 1925 г. В 1922 г. А.П.Нечаев был приглашен к больному В.И.Ленину для психологического обследования по собственным методикам. До 1935 г. жизнь и деятельность А.П. Нечаева была связана с Москвой.

В послереволюционный период круг научных интересов А.П.Нечаева несколько изменяется. Он меньше занимается непосредственно психолого-педагогическими исследованиями. В первые послереволюционные годы он продолжает экспериментальные исследования психологических основ обучения чтению (психологические причины разных типов чтения у детей, зависимость от особенностей воображения и памяти, как надо учить детей грамоте и т.д.), создает руководство по экспериментально-психологическому исследованию детей дошкольного и школьного возраста.

Однако после 1923 г. он все больше переключается на другие области исследования. Основное место в них занимают психофизиологические аспекты. Он участвует в наблюдениях за психологическими особенностями учащихся военных учебных заведений, умственным развитием красноармейцев и организацией библиотечного дела в армии, участвует в разработке психологической стороны спасательной службы в шахтах, ведет экспериментально-психологические исследования летчиков и т.п. Много внимания он уделяет психологии труда, в частности исследованию проблем профессионального отбора и психического утомления. Используя опыт своего предыдущего изучения проблем психического утомления, он организовал разностороннее исследование утомляемости работников разных видов труда (педагогов, финансистов, статистиков и др.) HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_18._Психическое_утомление#_18._Психическое_утомление" Его собственные интересы в этой области были направлены на изучение творческого труда, результатом чего явились психологический анализ побед и поражений в шахматной игре HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_14._Нечаев_А.П.#_14._Нечаев_А.П." и психология технического изобретательства HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_15._Нечаев_А.П.#_15._Нечаев_А.П."

Постоянно внимание А.П.Нечаева привлекала взаимосвязь духовной и физической деятельности человека, в частности влияние физических упражнений на функционирование психических процессов (восприятия, памяти, воображения и т.д.), на настроения и чувства человека, на становление его характера и др. Систематические наблюдения за влиянием физической культуры на психическую жизнь, организованные и проведенные А.П.Нечаевым с большой тщательностью и скрупулезностью HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_13._Нечаев_А.П.#_13._Нечаев_А.П." имеют не только научную, но и практическую значимость для любого культурного человека.

Сохранился у А.П.Нечаева интерес и к проблемам памяти. Не проводя в этот период специальной исследовательской работы в этой области, он обобщил накопленный к тому времени опыт изучения мнемических процессов в мировой науке и изложил его в сжатой и доступной форме HYPERLINK "file:///F:\psy\vp\ISSUES\1997\972\972100.htm" l "_17._Нечаев_А.П.#_17._Нечаев_А.П." Любому человеку, имеющему отношение к интеллектуальной работе, она дает представление о процессах памяти и путях ее совершенствования.

До конца 20-х гг. А.П. Нечаев продолжал поддерживать связи с зарубежными коллегами, публиковал некоторые статьи в иностранных журналах ("Журнал прикладной психологии", "Архив общей психологии"). Среди многочисленных поздравлений, полученных А.П. Нечаевым в связи с 25-летием основания им лаборатории педагогической психологии, были телеграммы от зарубежных коллег.

В 1926 г. А.П. Нечаеву была назначена персональная пенсия. Но он продолжал трудиться. Преподавал психологию в медико-педагогическом институте, Институте дефективного ребенка. С 1931 по 1935 г. он заведовал психотехническим сектором Центрального автоэксплуатационного научно-исследовательского института, был профессором-консультантом в Институте по изучению труда и отдыха при Наркомтруде.

2 апреля 1935 г. постановлением особого совещания НКВД по статье 58 (10) А.П.Нечаев был присужден к ссылке в Казахстан за контрреволюционную агитацию. Для него это было тяжелым ударом. В объяснительной записке, направленной им в Центральный Исполнительный Комитет СССР, он писал: "Вспоминая весь пройденный мною путь своей сорокалетней деятельности, я не могу иначе охарактеризовать его как путь тяжелой, непрерывной борьбы за просвещение и правду... Мне тяжело допустить мысль, что мои многочисленные ученики и последователи, а также представители советских и иностранных научных организаций, почетным членом которых я имею честь состоять, свяжут с именем Нечаева незаслуженную им кличку "враг народа"" (29 мая 1935 г.).

Отбывал ссылку А.П.Нечаев в Семипалатинске. Здесь он занимался проблемами физиотерапии, невропатологии, психиатрии. С 1935 по 1944 г. он был научным руководителем Института физических методов лечения, консультантом психиатрической больницы и детской амбулатории. В этот период им была написана монография "Система психофизиологических синдромов" (рукопись). Высокий авторитет А.П. Нечаева как ученого сохранился. В 1944 г. по ходатайству Ученого совета Тбилисского университета он был утвержден в ученой степени доктора педагогических наук (без защиты диссертации). Он был награжден медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне". С 1944 г. он становится заведующим кафедрой педагогики и психологии Семипалатинского педагогического института. В 1946 г. Ученым советом института кандидатура А.П.Нечаева была выдвинута в действительные члены АПН РСФСР по отделению психологии (выборы не состоялись).

Разработка - компания Мегаинфо