Форум Библиотека Методики Статьи Программы Тесты Термины Психология в лицах Размещение информации Контакты

Поиск

Оглавление


Толмен Эдвард Чейс

Толмен (Tolmen) Эдвард Чейс (14.04.1886, Вест-Ньютон, США – 19.11.1959, Беркли шт. Калифорния, США) – американский психолог, создатель "когнитивного" направления необихевиоризма.

Эдвард Чейс Толмен родился в состоятельной либеральной семье квакеров и пацифистов. Он усвоил ее нравственные ценности, но точно так же, как брат, известный химик-теоретик, не унаследовал отцовского пристрастия к бизнесу. Толмен радовал свою семью, изучая в Массачусетском технологическом институте электроинженерное дело, но на последнем курсе он прочитал Principles of Psychology Уильяма Джеймса ив 1911 поступил в Гарвард на курс философии и психологии. Джеймс скончался незадолго перед этим, но его студенты Р. Б. Перри и Э. Б. Холт продолжали пропагандировать начатый им синтез философии и психологии. В воздухе витали идеи бихевиоризма, и Перри с Холтом пытались перевести функционализм Джеймса в бихевиористские термины. К тому времени, когда Толмен приступил к изучению психологии, сравнительную психологию преподавал Йеркс по учебнику Behavior (1914) Д. Б. Уотсона. Однако Мюнстерберг, настаивавший на том, что главным методом психологии является интроспекция, по-прежнему оставался влиятельной фигурой в Гарварде. Эксперименты, проводившиеся в его лаборатории, включая диссертационное исследование Толмена, посвященное влиянию запахов на запоминание бессмысленных слогов, осуществлялись на основании строго объективных измерений. Это расхождение между теорией и практикой было стерто Йерксом и Уотсоном, и вскоре Толмен встал на путь бихевиоризма Джеймса. В 1918 он перешел в Университет Беркли в Калифорнию и начал преподавать новый курс сравнительной психологии, который базировался на моделях Йеркса, и проводить исследования по обучению крыс в лабиринте.

Толмен привнес в бихевиоризм философию, отличавшуюся от атомизма типа стимул—реакция Уотсона. Уильям Джеймс критиковал атомистический взгляд на сознание и следовавший из этого постулат о том, что сознание и восприятие являются конструкциями "механической мастерской мозга". Он придерживался холистического взгляда, полагая, что сложные отношения могут восприниматься непосредственно, и эта точка зрения была развита Перри и Холтом. Другой взгляд, основанный на феноменологии Гуссерля и работах Кюльпе из Вюрцбурга, хотя и связанный с Джеймсом, исповедовали гештальт-психолога в Германии. Толмен посещал курсы Перри и Холта в Гарварде, а затем провел некоторое время с гештальт-психологом Куртом Коффкой, когда посещал Германию с целью изучения немецкого языка.

С точки зрения Толмена, немецкий язык обладал исключительной важностью. Английский был словно приспособлен для атомизма, воспринимающего все явления по отдельности, немецкий же с его готовыми неологизмами подтолкнул Толмена оценить по справедливости нередуцируемые зависимости, которые он наблюдал в поведении крыс. Несколько его собственных изобретений вошли в технический словарь: термины, описывающие окружающую среду, довлеющие над организмом, такие как manipulanda и disciminanda; такие как "ожидание", характеризующие состояние организма; и уж совсем тевтонские образования "готовность средств для цели" и "ожидание – гештальт-знака", описывающие реакцию организма на окружающую среду. Для Толмена эти описания определяли неатомистическое поведение, то, что Перри называл "поведением как поведение", а сам Толмен позднее упоминал как "молярный" подход, в отличие от более механистического "молекулярного", которому отдавали предпочтение такие атомистические бихевиористы, как Уотсон.

1920-е стали плодотворным периодом для Толмена: он вместе со своими студентами в Калифорнии начал публиковать результаты экспериментов в целях концептуального оформления своих взглядов и закрепления терминологии. Это были опыты по латентному научению, методу проб и ошибок, примененному к обучению крыс – все они бросали вызов S-R теориям, доминирующим после 1930. Толмен столкнулся с двойной проблемой. Во-первых, ему нужно было убедить коллег-бихевиористов в том, что его терминология являлась научной, а во-вторых, убедить менталистов типа Мак-Даугалла, что он в состоянии в полной мере оценить все сложности поведения. Он пытался определить их скорее аналитически, чем просто наглядно, и это открыло путь для Кларка Халла и его последователей с их механистическими и гипотетико-дедуктивными моделями. В ответ Толмен обратился к диаграммам, как методу представления своей теории, однако они выглядели слишком громоздкими, для того чтобы легко вписываться в его более ранние теории.

 

После 1930-х в теории научения стали доминировать S-R теории Халла и его коллег. Толмен оказался в оппозиции и лишился возможности заниматься пропагандой своей теории поведения. В 1940-х он вернулся к латентному научению, но его опыты по духу уже отличались от тех, которые он ставил двадцатью годами ранее. Они скорее были направлены против восторжествовавшей S-R теории, нежели отражали воодушевление новых прозрений.

Если Толмен и продолжал развивать свои взгляды на поведение, то теперь они были вписаны в гораздо более широкий психологический контекст. В 1930-х он работал с философом-контекстуалистом Стивеном Пеппером, и его продолжала привлекать немецкая психология. Он сотрудничал с Игоном Брунсвиком, и его более поздние концепции "пространства – поведения" и "ценностных матриц – веры" являются более объемными версиями "ожидание – гештальт-знаков" и "готовность средств для цели", носящими на себе отпечаток топологического мышления Курта Левина. Толмен обширно теоретизирует на эту тему в своей длинной главе в сборнике Toward a General Theory of Action (1951), который был выпущен факультетом социальных отношений Гарвардского университета под редакцией Тэлкотта Парсонса. В его творчестве все сильнее начинал проявляться наследственный радикализм. Его статья "Cognitive Maps in Rats and Men" стала не только собранием доказательств против S-R теории, но и страстным призывом уменьшить уровень фрустрации, ведущей к ненависти и нетерпимости, порождаемым узкими когнитивными схемами. Во время войны его оскорбленный пацифизм выразился в книге Drives towards War (1942). Он стал одним из основателей Общества психологических исследований социальных проблем и в эпоху маккартизма возглавил движение протеста против клятвы верности в Калифорнийском университете.

Ошибочно считать, что когнитивный поворот в теории научения, происшедший после 1960, стал возвращением к Толмену. Последние теории сознания, основанные на компьютерной технике, действительно пользуются такими терминами, как "ожидание" и "когнитивные карты", которые были введены Толменом, но по своему духу они ближе к механистическим теориям Халла, чем к концепциям взаимосвязанности Тол-мена. Он был великим психологом, однако ему не удалось в полной мере использовать свои открытия 1920-х в области теории поведения.

Разработка - компания Мегаинфо