Форум Библиотека Методики Статьи Программы Тесты Термины Психология в лицах Размещение информации Контакты

Поиск

Оглавление


Юнг Карл Густав

Юнг (Jung) Карл Густав (26.07.1875, Кесвиль, близ Базеля – 6.06.1961, Кюснахт, Цюрих, Швейцария) – швейцарский психолог и философ культуры. Создатель одного из направлений так называемой глубинной психологии. Начал свою деятельность как ассистент Э. Блейлера (создателя концепции шизофрении) в клинике Цюриха (1898-1909). В своей первой работе "О так называемых оккультных феноменах" стремился соединить теорию П. Жане о диссоциации личности с учением Э. Гартмана о бессознательной воле. В 1906 известный психиатр примкнул к учению 3. Фрейда (был президентом основанного им Психоаналитического общества). Однако вскоре начал пересмотр основных положений психоанализа, что вызвало разрыв с 3. Фрейдом (1913). В частности, К.Г. Юнг расширил фрейдовское понятие "либидо" (энергии сексуальных влечений) до психической энергии как таковой – основной психической реальности, не связанной с соматической сферой и близкой к "жизненному порыву" А. Бергсона. Несмотря на разрыв, К. Г. Юнг во многом остался внутренне связанным психоанализом. От 3. Фрейда он взял общий подход к психике как к энергетической системе, представление о противоречивости ("биполярности") влечений и о наличии в психике противоположно заряженных "полюсов", учение о так называемых психических инстанциях. Расхождения с 3. Фрейдом начались с коренного различия в понимании природы психического: если 3. Фрейд понимал психику как открытую систему, питаемую энергией соматических влечений, то для К. Г. Юнга она – автономная, закрытая сфера, функционирующая на основе принципа компенсации, количество энергии в которой остается постоянным. К. Г. Юнг отверг положение 3. Фрейда об инфантильной этиологии неврозов и черт характера, усматривая в психоанализе не проникновение в прошлый опыт, а лишь игру проекций, направленных в детство. Вследствие этого К. Г. Юнг перешел от анализа прошлого к анализу настоящего. Важно также различие у 3. Фрейда и К. Г. Юнга в подходе к сновидениям и их символике: для 3. Фрейда символ всегда нечто, требующее рационального истолкования; это относительно случайный образ, скрывающий более глубокую реальность (различие явного и латентного содержания сновидений); для К. Г. Юнга, напротив, сам образ сновидения не случаен: он есть прямое выражение бессознательной сферы, а не ее маскировка.

В концепции К. Г. Юнга психическое бытие (Psyche) понимается в традиции 3. Фрейда как сложное единство разнородных, но взаимосвязанных систем. Таковы его Я (Ego), Маска (Persona), Тень (Schatten, Ombra), образ души (Anima), янчно-бессознательное с комплексами, коллективное бессознательное с архетипами. Всех их должна объединить самость (das Selbst), интеграция которой с Я есть конечная цель развития личности (индивидуации).

От собственно Я, понятие которого К. Г. Юнг специально не разрабатывал, он отличал его Маску, или "социальную кожу" личности. Служа защитой для Я, Маска может стать и источником его деградации, подменяя собой и обезличивая внутреннее Я (диктатура Man у М. Хайдеггера, ср. отчуждение). Не случайно достижение гармонии Маски с Я стало у К. Г. Юнга одной из задач терапии.

Понятие темного двойника Я, или Тени, К. Г. Юнг заимствовал из опыта душевнобольных и сочинений романтиков. Тень – это темная и приземленная часть личности ("ветхий человек"). В отличие от фрейдовского Оно, которое безлично, Тень прежде всего есть нечто личное, "мое зло", на котором, "покоится" Я, его нельзя просто изгнать или отбросить, а можно лишь раскрыть в себе. Такая "встреча с собственной тенью", по К. Г. Юнгу, – необходимый этап развития личности. (Несколько ниже К. Г, Юнг помещал иногда еще некоего "зверочеловека" – область чисто животных инстинктов.)

Образ души (Anima) он трактовал как часть психики, выполняющую функции связи между Я и бессознательным. Источником ее служит материнский внутренний образ, который связывает душу с ее архаическими и инфантильно сексуальными источниками. Это некий идеальный образ, не интегрирующийся; с Я, "омываемый чувством", в котором "сливаются представления матери, женщины, и души". Однако в своей обычной манере К. Г. Юнг "компенсировал" это утверждение другим. Душа (Anima) – лишь отраженное действие меньшинства женских генов в мужском организме ("Psychologic et religion". P., 1958). К. Г. Юнг выдвинул и идею мужского двойника души (Anima) – духа (Animus), в котором объединяются представления "отца, мужчины и героя", носителя мужественных и интеллектуальных черт. Отсюда известная идея К. Г. Юнга о том, что бессознательное наделено чертами другого пола и человек в его целостности – всегда двуполое существо (Андрогин).

3. Фрейд рассматривал бессознательное как результат вытеснения, причем сам вытесненный материал, потеряв контакт с Я, подвергается деградации. К. Г. Юнг, напротив, уже в ранних работах выдвинул понятие комплекса, т.е. организации бессознательного материала в системе устойчивых связей. Главное внимание он уделял не "интенционально забытому" (вытесненному), а бессознательному по самой своей природе, которое никогда не было осознано. Это привело К. Г. Юнга к выводу о наличии более глубоко лежащей и обширной области коллективного бессознательного. К этому понятию он подошел уже в первой крупной работе "Метаморфозы и символы либидо" ("Wandlungen und Symbole des Libido". W., 1912).

Выработке концепции коллективного бессознательного способствовали наблюдения К. Г. Юнга, выявившие древнейшие мифологические мотивы в снах современных людей, а также сходство между бредом параноиков и древнейшими космогоническими и эсхатологическими идеями. Он поставил вопрос о смысле самих древнейших общечеловеческих образов, или архетипов. Для осмысления понятия "архетип" К. Г. Юнг нередко ссылался на сочинения древних оккультистов, гностиков и отцов церкви. Однако наряду с этим К. Г. Юнг давал определения архетипов – в духе позитивизма и даже бихевиоризма) – как специфически человеческих форм поведения, стремясь опереться на биологию и выводя архетипы из теории энграммы, мозговых следов, из новейших теорий о роли рецессивных генов. В целом в поздних работах К. Г. Юнг склонялся к представлению об архетипе как некоей схеме организации внешнего опыта.

Столь же неоднородны у К. Г. Юнга и определения коллективного бессознательного, выступающего то как отложение в душе всей совокупности предшествующего филогенетического опыта ("Seelenprobleme der Gegen-wart". Z.-Lpz.-Stuttg., 1931), то как выражение "духа времени" в психике индивида, близкое к коллективным представлениям французской социологической школы Э. Дюркгейма – Л. Леви-Брюля; в таком случае оно выступает уже как "групповое" бессознательное. К. Г. Юнг допускал иногда и особое "расовое бессознательное", что открывало возможность истолкований в духе тоталитарной и расовой мистики, которое было в ходу в нацистской Германии (хотя в последние годы существования рейха учение К. Г. Юнга было признано вредным).

Наряду с опорой на наследственные и филогенетические основы личности, К. Г. Юнг выдвинул в своей системе и противоположный принцип – творческого развития личности, ее стремления к достижению целостности и интеграции (процесс индивидуации, или достижения подлинного Я). Такова конечная цель системы терапии К. Г. Юнга, которую он стремился связать с древними учениями об "искусстве жизни". Этот путь "самостановления" (Selbstwerdung), или восхождения по лестнице ценностей, К. Г. Юнг усматривал, например, в учении гностиков, христианской аскезе, опыте различных мистиков, в индийской хатха-йоге и даже в шаманизме ("Von den Wurzeln des Bewusstseins". Z., 1954). В конечном счете подлинное Я в учении К. Г. Юнга совпадает с космическим Я в духе имманентизма индийской мистики. Само отношение к религии К. Г. Юнга двусмысленно: приписывая чисто психологические, точнее, психотерапевтические функции и роль сугубо личного переживания, он, по существу, отрицал за религией какой-либо онтологический статус, хотя двойственность понятия архетипа и здесь открывала возможности различных толкований.

В поздних работах К. Г. Юнг обратился, в частности, к системам восточной философии, например, дал психологический комментарий к тибетской "Книге мертвых", ставя, в частности, вопрос о различии в понимании психического в восточной и западной философии. "Восточная мудрость", утверждал К. Г. Юнг, не знает принципа каузальности и потому не создала науки. Но зато вместо времени она в опыте медитации исследовала мгновение (комментарий Юнга в таоистиской книге "Тайна золотого цветка"). Сам он на этой основе стремился разработать парадоксальную теорию "акаузальной синхронной связи": внешние и внутренние события, "синтезируя" мгновение, входят в особую внутреннюю связь, на улавливании которой и основана деятельность древних оракулов и астрологов, а также парапсихологические явления. К. Г. Юнг разработал новую психологическую концепцию алхимии ("Paracelsica". Z.-Lpz., 1942; "Psychologic und Alchemic". Z., 1944), а в одной из последних работ обращается даже к теме летающих тарелок ("Летающие тарелки. Новейший небесный миф" – "Em moderner Mythus. Von Dingen die am Himmel gesehen werden". Z.-Stuttg., 1958). С точки зрения К. Г. Юнга, летающие тарелки – это родившийся у нас на глазах миф, вызванный страхом гибели в атомной войне.

Несмотря на критику в адрес К. Г. Юнга за неясность изложения и принципиальную двусмысленность, его влияние широко распространилось в кругах художественной интеллигенции (Т. Манн, Дж. Джойс, Т. Элиот, Г. Мур, Г. Рид, Г. Хессе и др.). Благосклонный прием протестант по воспитанию К. Г. Юнг нашел у католических теологов, поскольку его концепция архетипа в какой-то мере отвечала традиционной склонности к сочетанию психологизма с властью универсалий, типичной для католицизма. Характерно отсутствие интереса к К. Г. Юнгу в связанной с протестантизмом экзистенциальной философии, для которой он оказался недостаточно антропологичным. Особенно велико влияние К. Г. Юнга в области мифологии и истории культуры. Наиболее известные в этой области юнгианцы: сотрудник К, Г. Юнга эллинист К. Кереньи, М. Элиаде (автор работ по типологии религиозных символов), а также индолог Г. Циммер; с К. Г. Юнгом сотрудничали физики Э. Шрёдингер и В. Паули. Идеи К. Г. Юнга получили отражение в международном ежегоднике "Eramos – Jahrbuch" (Z., 1933), в работах Центра гуманистических исследований (Падуя – Аскона), ежегоднике по философии культуры "Antaios".

Как организованное движение юнгианство оформилось лишь после второй мировой войны, когда влияние К. Г. Юнга в целом возросло. В 1948 был создан Институт Юнга в Цюрихе, а в 1958 организовано Международное общество аналитической психологии (с 1955 в Великобритании выходит также журнал "Journal of Analytical Psychology"); Общество провело свой первый Международный конгресс в Цюрихе. Однако уже на втором конгрессе в 1962 произошел раскол по вопросу о природе архетипа.

Автор многочисленных работ и статей. В русском переводе вышли: "Психоз и его содержание" (СПб., 1990) и "Психологические типы" (М., 1924, а также Цюрих, 1929).

Юнг Карл Густав (1875-1961) родился в небольшом швейцарском городке Кесвиль в семье протестантского священника. Отец уделял большое внимание воспитанию и образованию Карла, и, несмотря на относительную бедность своей семьи, он нашел возможность отдать сына в лучшую гимназию швейцарского города Базеля. С юных лет Карл беседовал с отцом о религии – размышления о Боге и устройстве мира занимают значительную часть его юношеских дневников и записок. Казалось, самой судьбой ему был уготован путь священника. Однако чем глубже изучал Карл религиозные тексты, тем чаще возникали у него противоречивые мысли о Боге и церкви. У него все больше складывалось впечатление, что протестантская церковь полностью оторвана от реальной жизни, что она выродилась в набор пустых обрядов и церемоний, не наполненных никаким внутренним смыслом. "Живой религиозный опыт следует искать не в церкви, – сделал вывод Карл, – многие поэтические и философские произведения гораздо ближе к нему, чем либеральный протестантизм". Позже размышления о Боге, о религиозных таинствах стали одной из главных тем его творчества.

К окончанию гимназии Карл ясно понял, что карьера священника ему чужда, и он решил изучать медицину. К. Г. Юнг поступил в университет, где, помимо своей специальности, с огромным интересом изучал философию – древнюю и современную. Он полностью погрузился в себя, в свои собственные мысли, переживания и сновидения – они занимали его куда больше, чем события внешнего мира. Не случайно свою автобиографию К. Г. Юнг так и назвал: "Воспоминания, сновидения, размышления". До последнего курса гимназии эти два интереса – философия и наука – существовали для него отдельно друг от друга, но во время последнего семестра он впервые открыл учебник психиатрии, и с этого момента жизнь его резко изменилась. "Мое сердце неожиданно резко забилось, – писал он в своих воспоминаниях. – Возбуждение было необычайным, потому что мне стало ясно, как при вспышке просветления, что единственно возможной целью для меня "может стать психиатрия. Только в ней слились воедино два потока моих интересов... Здесь же коллизия природы и духа стала реальностью".

Окончив университет, К. Г. Юнг переехал в Цюрих, где начал работать в психиатрической клинике. В Цюрихе философия была не в чести, предпочтение отдавалось более практическим вещам – тому, что можно изучить научно. В противопоставлении – либо философия и религия, либо строгая наука – К. Г. Юнг увидел трагизм западного мировоззрения, "раскол европейской души". В своих трудах он стремился объединить эти два полюса, показать, что они не противоречат, а взаимодополняют друг друга и могут развиваться в гармоничном единстве.

Существует еще одна область знаний, пожалуй наиболее загадочная и таинственная, и К. Г. Юнг, безусловно, не мог обойти ее своим вниманием. Это древние эзотерические знания: оккультизм, магия, астрология, алхимия... В 1902 К. Г. Юнг написал докторскую диссертацию "О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов". В отличие от большинства своих коллег он не был склонен видеть в оккультизме исключительно плоды больного воображения. Л". Г. Юнг утверждал, что многие поэты и пророки обладают способностью услышать чей-то другой голос, доносящийся из неведомых далей, и именно этому их таланту мы обязаны многими поэтическими и религиозными откровениями. Позже он нашел название для этого таинственного мира, чьи голоса и образы иногда являются нам во снах или во время творческого вдохновения, – коллективное бессознательное.

В -1907 К. Г. Юнг встретился с человеком, оказавшим, пожалуй, наибольшее влияние на его дальнейшую судьбу, – он стал учеником "отца психоанализа" 3. Фрейда. Эта встреча явилась для К. Г. Юнга источником невиданного творческого вдохновения, и она же позднее повергла его в отчаяние, глубочайший кризис. Идеи 3. Фрейда о бессознательном, которое оказывается истинным хозяином человеческих поступков, определили всю его жизнь, они полностью захватили К. Г. Юнга, сделав его одним из наиболее преданных и талантливых учеников основоположника психоанализа. 3. Фрейд возлагает большие надежды на своего ученика – именно в нем он видел человека, способного со временем занять его место, возглавить Психоаналитическое общество. Однако К. Г. Юнг все чаще оказывался не согласен со своим учителем, психоанализ не смог вместить всех его интересов. Он отказался считать главную жизненную энергию – либидо – состоящей исключительно из животных импульсов (секса и агрессии). В 1912 К. Г. Юнг написал книгу "Трансформации и символы либидо". Идеи этой его работы во многом противоречат взглядам 3. Фрейда, они знаменовали собой разрыв в отношениях между учеными. 3. Фрейд возбудил судебный процесс против бывшего ученика и потребовал, чтобы К. Г. Юнг изменил название своего метода, поскольку его работы не могут быть отнесены к психоанализу. К. Г. Юнг выполнил требование 3. Фрейда и с того момента стал основоположником собственного направления – аналитической психологии.

1912 был для К. Г. Юнга началом тяжелого психологического кризиса. По его собственным словам, он был близок к безумию. Образы коллективного бессознательного вторглись в его жизнь, принеся с собой кошмарные видения. Молодому ученому мнились заливающие всю Европу потоки крови, крушение мира. Видения прекратились лишь в 1914, с началом первой мировой войны, когда эти зловещие образы стали реальностью.

Дальнейшая жизнь К. Г. Юнга была полностью посвящена изучению коллективного бессознательного и его архетипов. Ученый много путешествовал, изучал первобытные культуры и миры древних цивилизаций. Все его труды были направлены к одной цели – возвращению человеку утерянной им целостности, объединению внутреннего и внешнего мира, науки, религии и мистики, мудрости Востока и Запада. Аналитическую психологию он называл "западной йогой" или "алхимией двадцатого века". Он был глубоко убежден в том, что каждый человек – это не только биологическое существо, наделенное инстинктами и рефлексами. Человек в не меньшей степени принадлежит и миру духа – он несет в себе опыт культуры, религии, научных традиций. "Психология – это одна из немногих наук, вынужденная принимать в расчет духовное измерение", – писал К. Г. Юнг. Духовный опыт предков передается из поколения в поколение при помощи архетипов – универсальных образов коллективного бессознательного, общих для всех людей. К этому выводу К. Г. Юнг пришел, изучая народный фольклор, а также работая со сновидениями представителей самых разных этносов и культур.

На основе своих исследований К. Г. Юнг предложил собственную схему строения человеческой психики. Он писал, что человеческая душа подобна айсбергу: лишь малая ее часть видна на поверхности, большая же скрыта в глубинах бессознательного. То, что человек предъявляет ежедневно в общении с другими, – это его персона (маска). С ней чаще всего отождествлено его Эго. Но, помимо этого, человеческая психика включает в себя Тень (неприемлемые переживания и мысли о самом себе), Аниму или Анимус (представление об идеальном партнере противоположного пола), самость (глубинное ядро личности, наделяющее жизнь смыслом}, а также целый ряд архетипов (Великая Мать, Вечное дитя, Мудрый старец и др.). Путь самопознания, движение от Эго к самости К. Г. Юнг назвал индивидуацией.

Работы К. Г. Юнга оказали огромное влияние на современную культуру. К примеру, книга Г. Гессе "Степной волк" написана под впечатлением психотерапевтических сеансов, которые автор проходил у К. Г. Юнга. Влияние идей о коллективном бессознательном и присущих ему архетипических образах можно увидеть во многих художественных произведениях и кинофильмах.

Аналитическая психология получила развитие в самых разнообразных направлениях. Психотерапевты юнгианского направления продолжают изучение практической психологии в сочетании с культурологией, религией и эзотерикой. "Полнота жизни закономерна и не закономерна, рациональна и иррациональна, – писал К. Г. Юнг. – Психология, удовлетворяющая один лишь интеллект, никогда не является практичной; ибо целостность души никогда не улавливается одним лишь интеллектом".

Разработка - компания Мегаинфо