Форум Библиотека Методики Статьи Программы Тесты Термины Психология в лицах Размещение информации Контакты

Поиск

Оглавление


Захер-Мазох Леопольд

<p>Захер-Мазох (Sacher-Masoch) Леопольд (1836 &#8211; 1895) &#8211; австрийский писатель, автор многих произведений, в которых описаны эротические отношения между мужчиной и женщиной. Мало кто знает, что именно эта фамилия дала название прельстительной и трепетной страсти &#8211; мазохизму. В произведениях писателя действуют прекрасные роковые женщины и их несчастные возлюбленные, готовые на любые жертвы ради удовлетворения жестоких прихотей своих избранниц. Так, герой наиболее известного романа Л. Захер-Мазоха "Венера в мехах" Северин становится заложником своей страсти к очаровательной, но жестокой молодой вдове Ванде. Всячески мучая и истязая своего возлюбленного, она постепенно превращает его в послушного раба. Но что удивительно, Северин не только не пытается освободиться от тяжкого плена, а, напротив, все сильнее и сильнее привязывается к своей прекрасной мучительнице, с наслаждением принося себя в жертву.</p>

<p>Роман Л. Захер-Мазоха "Венера в мехах" вызвал противоречивые суждения современников. Одни восхищались смелостью и оригинальностью автора, других возмущала нескромность, с которой он беззастенчиво раскрыл тайные пороки и вожделения, присущие многим людям. Страсть, которой воспылал Северин к прекрасной Ванде, не похожа на обычную. Чем хуже обращается Ванда со своим возлюбленным, тем желаннее она выглядит в его глазах. Всей душой жаждет он испытать страдания, причиняемые ею. Хлыст, которым так беспощадно размахивали герои маркиза де Сада, в романе Л. Захер-Мазоха оказывается в нежных ручках обольстительной, но жестокой женщины.</p>

<p>Женская жестокость... Этой темой пронизаны фактически все произведения Л. Захер-Мазоха. В его рассказах главную роль играют "демонические женщины", которым разными способами удается подчинить себе влюбленных в них мужчин. С потрясающей психологической силой писатель повествует о том, как мужественный, грозный представитель сильного пола слабеет под гнетом собственной страсти и превращается в покорного раба той, которая сумела покорить его сердце. Этот добровольный плен не только не тяготит героев, напротив, они испытывают наслаждение от тех нравственных и физических мучений, которым подвергают их жестокосердные возлюбленные.</p>

<p>В произведениях Л. Захер-Мазоха нет леденящих картин зверств и жестокости, он не так натуралистичен, как маркиз де Сад. Скорее всего, именно второго из них можно назвать тонким психологом извращенной страсти. И добрые, и злые поступки могут быть поняты лишь как попытка человека наполнить свою жизнь смыслом. Индивида можно назвать извращенным и дурным, не сумевшим найти достойный ответ на вызов своего человеческого первородства, но он, по мнению Л. Захер-Мазоха, все равно не зверь, а человек.</p>

<p>В рассказе "Лунная ночь" Л. Захер-Мазоха описывается история роковой женщины-красавицы. "На крыльце господского дома показалась женщина; она оперлась руками на перила и задумалась. Стан ее был высок и строен, а бледное лицо издавало фосфорический блеск при лунном свете; роскошные темные волосы, завернутые в большой узел, петлями спускались на ее плечи". Романтический портрет? Не только... Поступки маркиза де Сада и его фантазии казались его современникам проявлением извращенной индивидуальности. Не случайно именем этого экстравагантного француза впоследствии был назван особый психологический механизм, когда мучитель получает острое наслаждение от боли жертвы, ее судорог. Здесь же описание красавицы &#8211; пролог к обозначению другой страсти &#8211; мазохизму...</p>

<p>Но удивительное дело &#8211; гонимый или гонимая, оказывается, не всегда заслуживают сочувствия. Они сами хотят, чтобы их терзали. И при этом тоже испытывают блаженство. Это извращение, или, как по-научному определил его 3. Фрейд, перверсия, стало обозначать в психоанализе различные ексуальные установки. Возлюбленная получает блаженство от мучений и страха. "Отчего же мы боимся смерти, разрешающей все наши сомнения и утоляющей все наши печали? Отчего так жалобно трепещет лампадка в нашей груди, как скоро она почует ледяное дуновение уничтожения?" Это из рассказа "Лунная ночь". А вот и манифестация мазохизма. "На дворе была злая собака, которая кусалась и всегда заигрывала с Ольгой, а потом приходила в ярость и рвала ее платье. Она отталкивала от себя эту собаку и всякий раз била ее, пока, наконец, сама не полюбила ее. Так было и с ее мужем. Она так долго мучила его, что наконец сама бросилась к нему на шею, и первый поцелуй любви задрожал на ее устах".</p>

<p>Садизм и мазохизм &#8211; две изнанки одной страсти. Мучитель ищет погибельных мучений собственной жертвы, а она испытывает сладострастие оттого, что порабощена, терзаема, безропотна. Роли меняются. Недавняя страдалица испытывает синдром садизма. "Владимир молча надел шубу на ее плечи. Она сделала несколько шагов и остановилась. В эту минуту в ней возгорается страшная, дьявольская ненависть к человеку, который так твердо и спокойно стоит перед нею. Нет, во что бы то ни стало она будет источником его мучений и блаженства, он должен изнывать от тоски по ней, и наконец он задрожит перед нею. Ей невыносима мысль, что он отказывается обладать любящей и любимой им женщиной. Если его страсть не поглотит все его сомнения, все его нравственные убеждения, то он не любит ее и любит не так, как желало бы ее гордое сердце. Она чувствует, что должна пожертвовать собою для того, чтобы владеть им как своей собственностью, и тогда она никому не уступит его".</p>

<p>У Л. Захер-Мазоха при жизни не было той скандальной славы, которая преследовала его французского собрата &#8211; маркиза де Сада. Он был известным писателем своего времени, любимцем читающей публики. Его произведения выходили, правда в небольшом количестве, и в дореволюционной России.</p>

<p>С присущим ему мастерством Л. Захер-Мазох раскрывает душевные переживания своих героев, сердца которых не в состоянии противиться волнующему зову плоти. Роман "Венера в мехах" заканчивается такой сентенцией: "...женщина, какой ее создала природа и какой ее воспитывает в настоящее время мужчина, является его врагом и может быть только или рабой его, или деспотом, но ни в коем случае не подругой, не спутницей жизни... Теперь же у нас есть только один выбор: быть молотом или наковальней... Отсюда мораль истории: кто позволяет себя хлестать, тот заслуживает, чтобы его хлестали".</p>

<p>Мазохистская личность преодолевает свое психологическое одиночество, становясь неотъемлемой частью другого человека. Этот "другой" руководит ею, направляет ее, защищает. Он становится ее жизнью, ее воздухом. Безропотно покоряясь какой-нибудь личности, мазохист невероятно преувеличивает ее силу и достоинства, всячески принижая при этом себя самого. Он все, а я ничто. Я значу что-то лишь постольку, поскольку я &#8211; его часть. Являясь его частью, я становлюсь причастным к его славе, к его величию.</p>

<p>Взаимоотношения, основанные на мазохистской любви, как показывает Л. Захер-Мазох, по своей сути являются идолопоклонством. Это психологическое чувство проявляется не только в эротических переживаниях. Оно может выражаться в мазохистской привязанности к Богу, к судьбе, главе государства, болезни и, конечно, к конкретному человеку.</p>

Разработка - компания Мегаинфо